Писатель-маринист Николай Андреевич Черкашин

Реакторный отсек

Из записных книжек Черкашина Н.А.

СЕВАСТОПОЛЬСКИЕ КУРАНТЫ

Из записных книжек

СЕВАСТОПОЛЬСКОЕ МОРЕ… Где оно? На каких картах? А вон оно — поднимись к Владимирскому собору да окинь взором пушистую синь морского горизонта, бухты в ожерельях кораблей… С вершины Центрального холма вид открывается, словно с капитанского мостика – на внешний рейд, на береговые батареи, на весь флот. И крест над собором золотится на солнце, как серьга в боцманском ухе… Читать

СЕВАСТОПОЛЬ ВЕКОВЕЧНЫЙ

Из записных книжек

НОЧЬ

Маяки перемигивались с полной луной. Луна над морем. Бог над миром.  Луна и уличные фонари разбрасывают тени акаций по белым стенам. Темно-зеленый кипарис прильнул к белой балюстраде. 

Белые колоннады, как берцовые кости, вставшие из земли. Черепа куполов. Ночная белизна камней пугает…..Читать 

Реакторный отсек

Из записных книжек Черкашина Н.А.

СЕВАСТОПОЛЬСКИЕ КУРАНТЫ

Из записных книжек

СЕВАСТОПОЛЬСКОЕ МОРЕ… Где оно? На каких картах? А вон оно — поднимись к Владимирскому собору да окинь взором пушистую синь морского горизонта, бухты в ожерельях кораблей… С вершины Центрального холма вид открывается, словно с капитанского мостика – на внешний рейд, на береговые батареи, на весь флот. И крест над собором золотится на солнце, как серьга в боцманском ухе… Читать

СЕВАСТОПОЛЬ ВЕКОВЕЧНЫЙ

Из записных книжек

НОЧЬ

Маяки перемигивались с полной луной. Луна над морем. Бог над миром.  Луна и уличные фонари разбрасывают тени акаций по белым стенам. Темно-зеленый кипарис прильнул к белой балюстраде. 

Белые колоннады, как берцовые кости, вставшие из земли. Черепа куполов. Ночная белизна камней пугает…..Читать