Писатель-маринист Николай Андреевич Черкашин

УФОЛОГ

Байка

 

«Надо думать, что понимать!»

Это не тот орган, который готов к любви.

В. Черномырдин

 

— Товарищ командир, слева триста сорок – неопознанный летающий объект! Угол места — семьдесят пять.

— Штурманило, опять за свое?! Это спутник летит! Только не вздумай в Навигационный журнал про НЛО писать …

Такие диалоги на мостике подводной лодки происходили не раз, и не два. После того, как Главком ВМФ издал приказ о наблюдении аномальных явлений в море и в атмосфере, штурман старший лейтенант Николай Шаломай свято уверовал и в НЛО, и в НГО – неопознанные гидрографические объекты. В кают-компании он не мог ни о чем другом говорить, кроме как о летающих тарелках, инопланетянах, контактах с иными мирами…

Однажды командир заглянул в навигационный журнал и обомлел. На одной, на другой, на многих страницах было отмечено «наблюдали НЛО по курсу…», «после старта НГО произвели уклонение от лунной дорожки», «НЛО проследовало контркурсом и исчезло за горизонтом…» Командир взял каждую пометку в скобочки, как положено, аккуратно зачеркнул тонкой линией и сделал сноски: «Не числить!», «Показалось», «Оптический обман»…

— Товарищ командир, но я же своими глазами видел. – Пытался протестовать Шаломай. – Что вижу, то и пишу. Как положено…

— Проверьте свои глаза у доктора. Я рядом с вами стоял и не видел. И сигнальщик ни о каких НЛО не докладывал.

Командир провел со штурманом серьезную беседу, потом понял, что бесполезно, и посоветовал  старшему лейтенанту завести отдельную тетрадь – «Журнал наблюдений за НЛО и НГО», и хранить его так, чтобы никто из проверяющих ПЛ до него не докопался. Штурман не обиделся, а последовал доброму совету. И очень скоро исписал всю тетрадь… НЛО явно тяготели именно к шаломайской подводной лодки, и инопланетяне стремились лично к нему. Видимо, такая харизма у него была…

 

После шесть месяцев плавания подводная лодка пришла в сирийский порт Тартус, встала на ремонт, а экипаж был отправлен на межпоходовый отдых в Ялту. О, это сладкое слово «Ялта»! Оно перекатывалось во рту, как шарик крем-брюле…

Старший лейтенант Шаломай безмятежно шагал по тенистой улочке южного города, и вдруг увидел вывеску-табличку: 

                                           «УФОЛОГ. Прием  ежедневно с 10 до 18».

«То, что надо! – Обрадовался штурман. – «То, что доктор прописал». И попал в точку, потому что табличку написал и в самом деле доктор, но уролог. А какой-то шутник взял да и переправил фломастером букву «Р» на букву «Ф». Но такое святотатство и в голову не могло прийти честному малому. Шаломай с благоговением вошел в подъезд и позвонил в нужную квартиру. Ему открыли и провели к «уфологу», немолодому доктору в ослепительно белом халате и такой же шапочке. 

— С чем пожаловали, молодой человек! – Приветствовал он пациента.

Шаломай присел на краешек стула.

— Дело в том, что я в некотором роде — контактёр.

— Все мы так или иначе контактёры. – Философски вздохнул уролог.

— Позавчера вечером я встретил на пляже инопланетянку.

— Иностранку?

— Нет. Именно инопланетянку. Девушку с другой планеты.

— Почему вы решили, что она инопланетянка?

— Она вся светилась, и была  в таком серебристом одеянии… — Вдохновенно рассказывал штурман.

— В серебристом купальнике?

— Нет, что то вроде туники… Я хотел подойти к ней, но не решился… Она меня заметила вошла в воду и исчезла…

— Утонула?

— Что вы?! Просто растворилась в блестках лунной дорожки…

— Вы, наверное, поэт?

— Нет. Я штурман. Эта инопланетянка наградила меня…

— Вот с этого момента поподробней. Очень важно!

— Наградила меня каким-то особым свойством…

— Как у вас с мочеиспусканием?

— Причем тут мочеиспускание?! С испусканием нормально… Но теперь я стал видеть глубже, как бы внутрь человека, внутрь вещей…

— Гм… И что же вы, например, во мне видите?

— Я вижу в вас истинного ученого, исследователя тайн Вселенной…

— Благодарю. Очень лестно. В некотором роде это так… Но все же, вернемся к вашей инопланетянке. Вы с ней потом встречались?

— Увы, она исчезла и, наверное, навсегда…

— И слава Богу! Но контакт-то был?

— Был. Аудиовизуальный.

— А тактильный?

— Тактильного не было. Не успел…

— А я вот успел. – Вздохнул доктор. – Теперь вот уже двадцать лет живу с этой… инопланетянкой…И  представьте себе, тоже там же, где и вы познакомились – на пляже. 

— Вы серьезно?

— Я что, похож на шутника? Ну, ладно, вернемся к вашей инопланетянке… Ничего вас не тревожит? Нигде не жжет?

— И тревожит… И жжет… Тоска сердце жжет… Хотелось бы еще раз увидеть ее.

— Ну, какие ваши годы. Еще и не такую встретите! Однако вернемся к вашей уретре. 

— Уретра! Какое замечательное инопланетное имя! Ее наверняка именно так и звали — Уретра… Это даже красивее, чем Аэлита…

— У вас и Аэлита еще была? Может, вас направить к венерологу? Есть телефончик.

— Вы полагаете, она прилетела с Венеры? Мне показалось, что она с Марса… А знакомого марсолога у вас нет? Или уранолога?

— Уранолог, то есть уролог, это я. 

— Подождите, но на вывеске было написано – уфолог?!

— Ну, это местные мальчишки шалят… Позвольте вам напомнить афоризм Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим».



УФОЛОГ

Байка

 

«Надо думать, что понимать!»

Это не тот орган, который готов к любви.

В. Черномырдин

 

— Товарищ командир, слева триста сорок – неопознанный летающий объект! Угол места — семьдесят пять.

— Штурманило, опять за свое?! Это спутник летит! Только не вздумай в Навигационный журнал про НЛО писать …

Такие диалоги на мостике подводной лодки происходили не раз, и не два. После того, как Главком ВМФ издал приказ о наблюдении аномальных явлений в море и в атмосфере, штурман старший лейтенант Николай Шаломай свято уверовал и в НЛО, и в НГО – неопознанные гидрографические объекты. В кают-компании он не мог ни о чем другом говорить, кроме как о летающих тарелках, инопланетянах, контактах с иными мирами…

Однажды командир заглянул в навигационный журнал и обомлел. На одной, на другой, на многих страницах было отмечено «наблюдали НЛО по курсу…», «после старта НГО произвели уклонение от лунной дорожки», «НЛО проследовало контркурсом и исчезло за горизонтом…» Командир взял каждую пометку в скобочки, как положено, аккуратно зачеркнул тонкой линией и сделал сноски: «Не числить!», «Показалось», «Оптический обман»…

— Товарищ командир, но я же своими глазами видел. – Пытался протестовать Шаломай. – Что вижу, то и пишу. Как положено…

— Проверьте свои глаза у доктора. Я рядом с вами стоял и не видел. И сигнальщик ни о каких НЛО не докладывал.

Командир провел со штурманом серьезную беседу, потом понял, что бесполезно, и посоветовал  старшему лейтенанту завести отдельную тетрадь – «Журнал наблюдений за НЛО и НГО», и хранить его так, чтобы никто из проверяющих ПЛ до него не докопался. Штурман не обиделся, а последовал доброму совету. И очень скоро исписал всю тетрадь… НЛО явно тяготели именно к шаломайской подводной лодки, и инопланетяне стремились лично к нему. Видимо, такая харизма у него была…

 

После шесть месяцев плавания подводная лодка пришла в сирийский порт Тартус, встала на ремонт, а экипаж был отправлен на межпоходовый отдых в Ялту. О, это сладкое слово «Ялта»! Оно перекатывалось во рту, как шарик крем-брюле…

Старший лейтенант Шаломай безмятежно шагал по тенистой улочке южного города, и вдруг увидел вывеску-табличку: 

                                           «УФОЛОГ. Прием  ежедневно с 10 до 18».

«То, что надо! – Обрадовался штурман. – «То, что доктор прописал». И попал в точку, потому что табличку написал и в самом деле доктор, но уролог. А какой-то шутник взял да и переправил фломастером букву «Р» на букву «Ф». Но такое святотатство и в голову не могло прийти честному малому. Шаломай с благоговением вошел в подъезд и позвонил в нужную квартиру. Ему открыли и провели к «уфологу», немолодому доктору в ослепительно белом халате и такой же шапочке. 

— С чем пожаловали, молодой человек! – Приветствовал он пациента.

Шаломай присел на краешек стула.

— Дело в том, что я в некотором роде — контактёр.

— Все мы так или иначе контактёры. – Философски вздохнул уролог.

— Позавчера вечером я встретил на пляже инопланетянку.

— Иностранку?

— Нет. Именно инопланетянку. Девушку с другой планеты.

— Почему вы решили, что она инопланетянка?

— Она вся светилась, и была  в таком серебристом одеянии… — Вдохновенно рассказывал штурман.

— В серебристом купальнике?

— Нет, что то вроде туники… Я хотел подойти к ней, но не решился… Она меня заметила вошла в воду и исчезла…

— Утонула?

— Что вы?! Просто растворилась в блестках лунной дорожки…

— Вы, наверное, поэт?

— Нет. Я штурман. Эта инопланетянка наградила меня…

— Вот с этого момента поподробней. Очень важно!

— Наградила меня каким-то особым свойством…

— Как у вас с мочеиспусканием?

— Причем тут мочеиспускание?! С испусканием нормально… Но теперь я стал видеть глубже, как бы внутрь человека, внутрь вещей…

— Гм… И что же вы, например, во мне видите?

— Я вижу в вас истинного ученого, исследователя тайн Вселенной…

— Благодарю. Очень лестно. В некотором роде это так… Но все же, вернемся к вашей инопланетянке. Вы с ней потом встречались?

— Увы, она исчезла и, наверное, навсегда…

— И слава Богу! Но контакт-то был?

— Был. Аудиовизуальный.

— А тактильный?

— Тактильного не было. Не успел…

— А я вот успел. – Вздохнул доктор. – Теперь вот уже двадцать лет живу с этой… инопланетянкой…И  представьте себе, тоже там же, где и вы познакомились – на пляже. 

— Вы серьезно?

— Я что, похож на шутника? Ну, ладно, вернемся к вашей инопланетянке… Ничего вас не тревожит? Нигде не жжет?

— И тревожит… И жжет… Тоска сердце жжет… Хотелось бы еще раз увидеть ее.

— Ну, какие ваши годы. Еще и не такую встретите! Однако вернемся к вашей уретре. 

— Уретра! Какое замечательное инопланетное имя! Ее наверняка именно так и звали — Уретра… Это даже красивее, чем Аэлита…

— У вас и Аэлита еще была? Может, вас направить к венерологу? Есть телефончик.

— Вы полагаете, она прилетела с Венеры? Мне показалось, что она с Марса… А знакомого марсолога у вас нет? Или уранолога?

— Уранолог, то есть уролог, это я. 

— Подождите, но на вывеске было написано – уфолог?!

— Ну, это местные мальчишки шалят… Позвольте вам напомнить афоризм Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим».