Писатель-маринист Николай Андреевич Черкашин

ОШИБОЧКА ВЫШЛА…

Ялтинская байка на документальной основе.



Эта история столь интимна, что никакие фамилии здесь не уместны. Обойдемся должностями. А кому надо тот себя узнает. Итак…

Экипажи подводных лодок после длительной боевой службы в Средиземном море отправлялись на межпоходовый отдых в Ялту – в дом отдыха КЧФ – Краснознаменного Черноморского флота. На эти четыре замечательные недели в Ялту доставляли жен подводников (у кого они были), а потом все разъезжались – мужья в сирийский порт Тартус, где их поджидало родной подправленное «железо», жены – в Полярный. Это гуманное дело обеспечивал политотдел эскадры. И все шло, как хорошо отлаженный конвейер. Но однажды, как пояснил один из политрабочих, «ошибочка вышла»: перепутали очередность отдыха экипажей, и вместо своих жен, подводников поджидали в доме отдыха жены другого экипажа, который еще находился в Средиземном море. Счастливчики, получившие «добро» на отдых в Ялте, прибыли в этот замечательный город у моря, на сутки раньше. Дом отдыха еще спал, когда в три часа ночи в его коридорах появились моряки, жаждущие обнять своих жен покрепче… Но «ошибочка вышла». Можно только представить, какие сцены разыгрались номерах-палатах.

 

Темень южной ночи. В палате №6 шторы задернуты и потому тьма египетская. Помощник командира, сбросив тужурку и все прочее пробирается к постели, в надежде подарить жене восторг неожиданной встречи. Кажется, она зашевелилась.

— Валь, ты что ли?

— Ну, я. – Неуверенно откликнулась женщина на полузнакомый голос.

— Привет! Прости, что бужу, нас только сейчас привезли…А чего ты так похудела?

— Я всегда такой была… Стоп! Руки убери! Ты кто?

— Я Витя. Витек твой!

— А чего ты тогда с бородой?

— Да я в автономке отпустил.

— Я позавчера письмо твое получила. Ты там на фото без бороды был! Не могла она за три дня так отрасти!

— Какое письмо? Я тебе телеграмму посылал.

— А ну-ка включи свет! Разберемся.

Помощник включил свет и Валентина охнула:

— Ты кто?

— Я Витек… У меня и документах так записано Виктор Валерьевич.

— А мой Витальевич… Ты как сюда попал?!

— Дверь ключом открыл.

— А ключ где взял?

— На ресепшене выдали.

— Н-да… Может ты и Витек, конечно, но не мой Витек! Ты это понимаешь?! Мой старший лейтенант.

— И я старший лейтенант.

— Мой помощник командира!

— И я помощник командира!

— Мой с подводной лодки «Буки сто десять»

— Ну, а я со «сто шестой».

— Значит, ты не мой муж.

— Не твой. Я вообще не муж. То есть ничей муж. Не женат еще.  Но у меня Валя есть. Я думал, это она прилетела.

— Она не прилетела. Давай сам улетай! Из комнаты! Утром разберемся. Я спать хочу.

— И я спать хочу! Куда ж мне улетать? 

— В коридор улетай.

— Там даже диванчиков нет.

— Виктор Витальевич, вы представляете, что скажет Виктор Валерьевич, когда узнает, что я провела ночь с чужим мужчиной в номере?

— Виктор Валерьевич приедет сюда в лучшем случае через месяц. Можно я хоть на ковре тут прилягу?

— Ну, хорошо. Вот вам подушка. Только ведите себя прилично… Баобаб.

***

Механик пробирается в свой номер, сбрасывает тужурку, и предвкушая радость счастливого пробуждения, подходит к кровати, как пушкинский Руслан к стеклянному саркофагу, и замирает, вглядываясь в лицо спящей красавицы…

— Женщина, а что вы тут делаете?

— Как это, что – сплю, блин! Вот что ты тут делаешь, маньяк сексуальный?!

— Забралась в мою постель, и я же еще маньяк?!

— Вон отсюда! Я сейчас милицию вызову!

— Вызывай, ночная бабочка, вызывай… Пусть милиция тебя на учет поставит.

— Это я ночная бабочка?! – Женщина схватила со стола бутылку «боржоми» в стеклянной таре. И недвусмысленно взяла ее за горлышко, как берут гранату.

— Если я сексуальный маньяк, тогда ты точно  «ночная бабочка»!

— Смотри мне в глаза! В глаза смотреть! Зачем ты сюда залез?!

— Во-первых, я не залез, а вошел через дверь. Во-вторых, открыл ее ключом, который мне выдали внизу. Вот он.

— Это мой ключ!

— Нет, это мой ключ!

— Ты его украл!

— Не имею такой привычки – красть ключи.

— Давайте перейдем на «вы», и спокойно во всем разберемся. Предъявите ваши документы!

— С какой это стати?

— Коль скоро вы приходите в спальню к незнакомой женщине в три часа ночи, так будьте джентльменом: назовите, хотя бы свое имя.

— Андрей.

— Замечательно, Андрей! Я – Полина. Андрей, зачем вы сюда пришли?

— Чтобы лечь спать.

— Со мной?! О, я все знаю! Вы меня выследили… Вы вчера ходили за мной как хвост! Я же заметила!

— Это был не я.

— Вам не хватает мужества в этом сознаться даже в этом! Какой же маньяк… не натуральный.

— Я пришел сюда, чтобы лечь спать со своей женой Таней.

— А я Полина. Идите к своей Тане. Она вас заждалась.

— Но она должна быть здесь, в этой палате!

— Она никому ничего не должна. Ищите ее в других номерах. Я вам ничем не могу помочь!

— Это же сорок вторая комната?

— Сорок вторая. Да уходите же вы, наконец. Пить надо меньше, тогда и ошибаться не будете.

— Наверное, вы правы. Извините. Пить надо меньше. Надо меньше пить. Меньше пить надо…

— Вот с этого и надо было начинать! А то «ночная бабочка, ночная бабочка». Сам ты – ночной баобаб!

— Беру свои слова обратно. 

— Я тоже беру свои слова обратно. Предлагаю мир и дружбу. Примем по рюмочке и разойдемся по-хорошему.

И они приняли по рюмочке, и не известно разошлись ли…

***

И только в одном номере были очень рады нечаянной встрече.

— Вика, милая, как я рад тебя видеть! Как хорошо, что ты ко мне прилетела!

— Как и ты здесь?! Сереженька, уходи быстрее, сейчас муж вернется!

— Да, его здесь нет!

— Как это нет? Я к нему приехала!

— Он будет через месяц вместе со своим экипажем. Нас поменяли. И сообщить, наверное, не успели. Ты представляешь, мы целых три недели будем вместе!

— Но нас тут все знают…

— А мы уедем в Алушту!

 

Потом через неделю приехали законные жены прибывшего в Ялту экипажи. И все вроде бы наладилось, все поправилось. Однако не все. Следствием «ошибочки» стало то, что две супружеские пары развелись и образовали новые семьи:  причем помощник первого экипажа стал мужем жены помощника командира второго экипажа, а жена штурмана второго экипажа вышла замуж за штурмана первого экипажа. История умалчивает, как сложились отношения в других семьях. Но, в конце концов, как сказал герой одного популярного фильма, все поженились или в крайнем случае созвонились.

ОШИБОЧКА ВЫШЛА…

Ялтинская байка на документальной основе.

Эта история столь интимна, что никакие фамилии здесь не уместны. Обойдемся должностями. А кому надо тот себя узнает. Итак…

Экипажи подводных лодок после длительной боевой службы в Средиземном море отправлялись на межпоходовый отдых в Ялту – в дом отдыха КЧФ – Краснознаменного Черноморского флота. На эти четыре замечательные недели в Ялту доставляли жен подводников (у кого они были), а потом все разъезжались – мужья в сирийский порт Тартус, где их поджидало родной подправленное «железо», жены – в Полярный. Это гуманное дело обеспечивал политотдел эскадры. И все шло, как хорошо отлаженный конвейер. Но однажды, как пояснил один из политрабочих, «ошибочка вышла»: перепутали очередность отдыха экипажей, и вместо своих жен, подводников поджидали в доме отдыха жены другого экипажа, который еще находился в Средиземном море. Счастливчики, получившие «добро» на отдых в Ялте, прибыли в этот замечательный город у моря, на сутки раньше. Дом отдыха еще спал, когда в три часа ночи в его коридорах появились моряки, жаждущие обнять своих жен покрепче… Но «ошибочка вышла». Можно только представить, какие сцены разыгрались номерах-палатах.

Темень южной ночи. В палате №6 шторы задернуты и потому тьма египетская. Помощник командира, сбросив тужурку и все прочее пробирается к постели, в надежде подарить жене восторг неожиданной встречи. Кажется, она зашевелилась.

— Валь, ты что ли?

— Ну, я. – Неуверенно откликнулась женщина на полузнакомый голос.

— Привет! Прости, что бужу, нас только сейчас привезли…А чего ты так похудела?

— Я всегда такой была… Стоп! Руки убери! Ты кто?

— Я Витя. Витек твой!

— А чего ты тогда с бородой?

— Да я в автономке отпустил.

— Я позавчера письмо твое получила. Ты там на фото без бороды был! Не могла она за три дня так отрасти!

— Какое письмо? Я тебе телеграмму посылал.

— А ну-ка включи свет! Разберемся.

Помощник включил свет и Валентина охнула:

— Ты кто?

— Я Витек… У меня и документах так записано Виктор Валерьевич.

— А мой Витальевич… Ты как сюда попал?!

— Дверь ключом открыл.

— А ключ где взял?

— На ресепшене выдали.

— Н-да… Может ты и Витек, конечно, но не мой Витек! Ты это понимаешь?! Мой старший лейтенант.

— И я старший лейтенант.

— Мой помощник командира!

— И я помощник командира!

— Мой с подводной лодки «Буки сто десять»

— Ну, а я со «сто шестой».

— Значит, ты не мой муж.

— Не твой. Я вообще не муж. То есть ничей муж. Не женат еще.  Но у меня Валя есть. Я думал, это она прилетела.

— Она не прилетела. Давай сам улетай! Из комнаты! Утром разберемся. Я спать хочу.

— И я спать хочу! Куда ж мне улетать? 

— В коридор улетай.

— Там даже диванчиков нет.

— Виктор Витальевич, вы представляете, что скажет Виктор Валерьевич, когда узнает, что я провела ночь с чужим мужчиной в номере?

— Виктор Валерьевич приедет сюда в лучшем случае через месяц. Можно я хоть на ковре тут прилягу?

— Ну, хорошо. Вот вам подушка. Только ведите себя прилично… Баобаб.

***

Механик пробирается в свой номер, сбрасывает тужурку, и предвкушая радость счастливого пробуждения, подходит к кровати, как пушкинский Руслан к стеклянному саркофагу, и замирает, вглядываясь в лицо спящей красавицы…

— Женщина, а что вы тут делаете?

— Как это, что – сплю, блин! Вот что ты тут делаешь, маньяк сексуальный?!

— Забралась в мою постель, и я же еще маньяк?!

— Вон отсюда! Я сейчас милицию вызову!

— Вызывай, ночная бабочка, вызывай… Пусть милиция тебя на учет поставит.

— Это я ночная бабочка?! – Женщина схватила со стола бутылку «боржоми» в стеклянной таре. И недвусмысленно взяла ее за горлышко, как берут гранату.

— Если я сексуальный маньяк, тогда ты точно  «ночная бабочка»!

— Смотри мне в глаза! В глаза смотреть! Зачем ты сюда залез?!

— Во-первых, я не залез, а вошел через дверь. Во-вторых, открыл ее ключом, который мне выдали внизу. Вот он.

— Это мой ключ!

— Нет, это мой ключ!

— Ты его украл!

— Не имею такой привычки – красть ключи.

— Давайте перейдем на «вы», и спокойно во всем разберемся. Предъявите ваши документы!

— С какой это стати?

— Коль скоро вы приходите в спальню к незнакомой женщине в три часа ночи, так будьте джентльменом: назовите, хотя бы свое имя.

— Андрей.

— Замечательно, Андрей! Я – Полина. Андрей, зачем вы сюда пришли?

— Чтобы лечь спать.

— Со мной?! О, я все знаю! Вы меня выследили… Вы вчера ходили за мной как хвост! Я же заметила!

— Это был не я.

— Вам не хватает мужества в этом сознаться даже в этом! Какой же маньяк… не натуральный.

— Я пришел сюда, чтобы лечь спать со своей женой Таней.

— А я Полина. Идите к своей Тане. Она вас заждалась.

— Но она должна быть здесь, в этой палате!

— Она никому ничего не должна. Ищите ее в других номерах. Я вам ничем не могу помочь!

— Это же сорок вторая комната?

— Сорок вторая. Да уходите же вы, наконец. Пить надо меньше, тогда и ошибаться не будете.

— Наверное, вы правы. Извините. Пить надо меньше. Надо меньше пить. Меньше пить надо…

— Вот с этого и надо было начинать! А то «ночная бабочка, ночная бабочка». Сам ты – ночной баобаб!

— Беру свои слова обратно. 

— Я тоже беру свои слова обратно. Предлагаю мир и дружбу. Примем по рюмочке и разойдемся по-хорошему.

И они приняли по рюмочке, и не известно разошлись ли…

***

И только в одном номере были очень рады нечаянной встрече.

— Вика, милая, как я рад тебя видеть! Как хорошо, что ты ко мне прилетела!

— Как и ты здесь?! Сереженька, уходи быстрее, сейчас муж вернется!

— Да, его здесь нет!

— Как это нет? Я к нему приехала!

— Он будет через месяц вместе со своим экипажем. Нас поменяли. И сообщить, наверное, не успели. Ты представляешь, мы целых три недели будем вместе!

— Но нас тут все знают…

— А мы уедем в Алушту!

Потом через неделю приехали законные жены прибывшего в Ялту экипажи. И все вроде бы наладилось, все поправилось. Однако не все. Следствием «ошибочки» стало то, что две супружеские пары развелись и образовали новые семьи:  причем помощник первого экипажа стал мужем жены помощника командира второго экипажа, а жена штурмана второго экипажа вышла замуж за штурмана первого экипажа. История умалчивает, как сложились отношения в других семьях. Но, в конце концов, как сказал герой одного популярного фильма, все поженились или в крайнем случае созвонились.