Писатель-маринист Николай Андреевич Черкашин

ЛАЗАРЬ АНАНАСОВИЧ

Балтийская быль

 

Духовой оркестр грянул марш «Гвардия флота», и почетные гости — ветераны-подводники, почти все герои Советского Союза, прославленные моряки вошли в Аллею Славы, дабы перерезать алую ленточку. Вместе с ними шагал и начальник политотдела дивизии подводных лодок (начпо) капитан 1 ранга… Впрочем, фамилия у него самая обычная, а вот кличка — весьма выразительная: Салазар. Можно только догадываться, за что его породнили с португальским диктатором, но Салазар очень хотел оставить зримый след своей деятельности и потому задумал Аллею Славы, где были бы увековечены в бронзе и мраморе скульптурные портретов героев-балтийцев. Похвальное дело. Но загвоздка была как раз в мраморе и бронзе — где их достать в гарнизоне города Лиепая? Ну ладно, вместо бронзы обошлись гипсом, добытым в санчасти, и матрос с береговой базы довольно правдоподобно изваял бюсты геройских моряков. Бюсты покрасили «бронзовкой» и вышло весьма натурально и внушительно.  А мрамор? Мрамор заменили гранитом. И получилось очень даже монументально и очень даже мемориально: справа и слева от почетной дорожки стояли практически одинаковые гранитные обелиски, увенчанные почти что бронзовыми головами. И герои-подводники безошибочно узнавали себя в изваяниях. А потом произошло нечто странное: ветераны подводного флота вдруг стали улыбаться и подтрунивать друг над другом:

— Ну, Вася, я не знал, что на самом деле ты Семен Моисеевич!

— Помолчал бы уж, Лазарь Исаакович!

— А командир-то наш — Соломон Маркович, а мы держали его за Ивана Митрофановича!

И вот такие смешки раздавались во всех уголках аллеи героев. Салазар присмотрелся к обелискам и ахнул: под латунными табличками с фамилиями героев проступали буквы явно не кириллические, а «пылающие» литеры иврита. Под каждым бюстом Героя проступали чуть видные, но вполне отчетливые еврейские имена и фамилии. Салазар побагровел. Такого конфуза он никак не ожидал. Начпо бросился к командиру береговой базы. Ведь именно его матросы строили Аллею, и строили ее «хапспособом». 

— Это сионистская провокация! — Кипел Салазар. — Вы за это ответите!

Впрочем, все выяснилось довольно скоро. Лейтенанту-хозяйственнику, которому была поставлена столь ответственная задача — воздвигнуть бюсты героев на достойные постаменты, отправился с матросами на заброшенное еврейское кладбище. Там стройбригада подобрала с дюжину почти, что одинаковых по размеру гранитных обелисков. Сбили «лишнюю» символику, затерли, как смогли, а потом закрасили кузбасс-лаком экзотические имена и фамилии. Постаменты приволокли к штабу и поставили в рядок. Кто ж знал, что коэффициент расширения гранита под щедрым майским солнышком совсем другой, чем у кузбасс-лака? Вот краска-то и осыпалась на весеннем припеке… Физика с химией.

А героям-подводникам их нечаянные псевдонимы очень понравились, и они с удовольствием величали друг друга Иосифами, Натанами, Моисеями…

А Салазара переименовали в Лазара. А когда за «Аллею Славы» он получил от вышестоящего начальства «ананас», то есть эНэСэС — неполное служебное соответствие, тогда его стали величать не только по матушке, но и по батюшке — Лазарь Ананасович.

(Сей факт удостоверил капитан 2 ранга-инженер Владислав Мацкевич)

 

ЛАЗАРЬ АНАНАСОВИЧ

Балтийская быль

 

Духовой оркестр грянул марш «Гвардия флота», и почетные гости — ветераны-подводники, почти все герои Советского Союза, прославленные моряки вошли в Аллею Славы, дабы перерезать алую ленточку. Вместе с ними шагал и начальник политотдела дивизии подводных лодок (начпо) капитан 1 ранга… Впрочем, фамилия у него самая обычная, а вот кличка — весьма выразительная: Салазар. Можно только догадываться, за что его породнили с португальским диктатором, но Салазар очень хотел оставить зримый след своей деятельности и потому задумал Аллею Славы, где были бы увековечены в бронзе и мраморе скульптурные портретов героев-балтийцев. Похвальное дело. Но загвоздка была как раз в мраморе и бронзе — где их достать в гарнизоне города Лиепая? Ну ладно, вместо бронзы обошлись гипсом, добытым в санчасти, и матрос с береговой базы довольно правдоподобно изваял бюсты геройских моряков. Бюсты покрасили «бронзовкой» и вышло весьма натурально и внушительно.  А мрамор? Мрамор заменили гранитом. И получилось очень даже монументально и очень даже мемориально: справа и слева от почетной дорожки стояли практически одинаковые гранитные обелиски, увенчанные почти что бронзовыми головами. И герои-подводники безошибочно узнавали себя в изваяниях. А потом произошло нечто странное: ветераны подводного флота вдруг стали улыбаться и подтрунивать друг над другом:

— Ну, Вася, я не знал, что на самом деле ты Семен Моисеевич!

— Помолчал бы уж, Лазарь Исаакович!

— А командир-то наш — Соломон Маркович, а мы держали его за Ивана Митрофановича!

И вот такие смешки раздавались во всех уголках аллеи героев. Салазар присмотрелся к обелискам и ахнул: под латунными табличками с фамилиями героев проступали буквы явно не кириллические, а «пылающие» литеры иврита. Под каждым бюстом Героя проступали чуть видные, но вполне отчетливые еврейские имена и фамилии. Салазар побагровел. Такого конфуза он никак не ожидал. Начпо бросился к командиру береговой базы. Ведь именно его матросы строили Аллею, и строили ее «хапспособом». 

— Это сионистская провокация! — Кипел Салазар. — Вы за это ответите!

Впрочем, все выяснилось довольно скоро. Лейтенанту-хозяйственнику, которому была поставлена столь ответственная задача — воздвигнуть бюсты героев на достойные постаменты, отправился с матросами на заброшенное еврейское кладбище. Там стройбригада подобрала с дюжину почти, что одинаковых по размеру гранитных обелисков. Сбили «лишнюю» символику, затерли, как смогли, а потом закрасили кузбасс-лаком экзотические имена и фамилии. Постаменты приволокли к штабу и поставили в рядок. Кто ж знал, что коэффициент расширения гранита под щедрым майским солнышком совсем другой, чем у кузбасс-лака? Вот краска-то и осыпалась на весеннем припеке… Физика с химией.

А героям-подводникам их нечаянные псевдонимы очень понравились, и они с удовольствием величали друг друга Иосифами, Натанами, Моисеями…

А Салазара переименовали в Лазара. А когда за «Аллею Славы» он получил от вышестоящего начальства «ананас», то есть эНэСэС — неполное служебное соответствие, тогда его стали величать не только по матушке, но и по батюшке — Лазарь Ананасович.

(Сей факт удостоверил капитан 2 ранга-инженер Владислав Мацкевич)